Елизавета Щетинина: «Наша задача – борьба с медиаугрозами на пространстве Евразии»

Последние несколько лет эксперты фиксируют рост экстремистских угроз в Интернет-сфере. При этом происходит небывалое по скорости изменение форм и методов их распространения. Наблюдается тревожная тенденция трансляции технологий развития деструктивных Интернет-сообществ из одной страны в другую, что особенно опасно для близких в социально-культурном плане России и стран Центральной Азии.

Фонд «Евразийское содружество» начинает серию публикаций встреч и бесед по медиабезопасности евразийского общества. Первое интервью, посвященное общему обзору этой многофакторной проблемы – с ведущим экспертом по вопросам медиабезопасности на Южном Урале, руководителем проекта «Кибералаборатория» Елизаветой Щетининой.

  • Здравствуйте, Елизавета! Что сегодня происходит на Интернет-просторах? Действительно ли всё тревожно с точки зрения медиаугроз для евразийской молодежи?

Добрый день. Специалистами Центра культурно-религиоведческих исследований, социально-политических технологий и образовательных программ, который я возглавляю, еженедельно проводится мониторинг Интернет-пространства на предмет действующих в нём информационных групп и аккаунтов. Наши данные позволяют говорить о следующих угрозах в сфере духовной безопасности как для общества в целом, так и для молодого поколения, в частности.

Итак, тревожит, бесспорно, популяризация суицидального поведения. К опасным, в этом плане, относятся все Интернет-сообщества, открыто или завуалированно пропагандирующие суицидальное поведение среди молодежи. Кроме того, это сообщества с депрессивными статусами, группы, популяризирующие механизмы суицидальных игр и др. К сожалению, развиваются сообщества, направленные на продвижение культуры насилия, в том числе, тюремной культуры. Происходит распространение групп с шок-контентом, публикующих сцены казней, убийств, террористических актов и др. Также тревожат сообщества, направленные на взращивание  антиконституционных настроений, в том числе, через идеи сепаратизма, насильственного свержения власти и др.

Отмечу еще несколько моментов. Продолжается осуществление вербовочной деятельности в радикальные организации через индивидуальную работу с неофитами,  а также через приглашение к участию в бесплатных образовательных программах на территории других стран, распространению бесплатной литературы идеологического содержания и др. Активно распространяется контент, связанный с популяризацией экстремистских идей национализма, неофашизма и др. Так что ответ на Ваш вопрос – «да», мы не можем недооценивать угрозы, связанные с описанными явлениями. Проблему надо решать.

  • Почему деструктивные тенденции находят популярность у евразийской молодежи?

Хороший и уместный вопрос. Я уверена, это происходит потому, что в ходе вербовки в радикальные и деструктивные сообщества применяются продуманные инструменты. Если выделять ключевые механизмы, то я бы указала, прежде всего, на широкое использование технологий мифотворчества. Это романтизация, героизация деструктивных форм поведения. Применяется эксплуатация ореола элитарности в виде спекуляции на идее, что «ты не такой, как все». Кроме того, налицо бурное развитие геймификации, использующей игровые механизмы вовлечения в деструктивное сообщество.

Нельзя обойти вниманием и появление челленджа как развитие «духа соревнования». Часто используется эффект свойственного молодым людям конфликта поколений. Это эксплуатация идеи, что «взрослый мир – это плохой мир». Популярно  аккумулирование негативизма: «весь мир против тебя», «государство - зло» и др.

  • Насколько схожи механизмы вовлечения молодежи в деструктивные сообщества в соцсетях с работой вербовщиков в террористические организации?

Отмечу, что первоначальная, так называемая «классическая», схема вербовки в радикальные организации предполагала четыре этапа. Перечислю их последовательно. Это: анализ психологических и социально-политических характеристик объекта; установление психологического контакта; постепенная подмена понятий в системе вербуемого и создание полярной системы ценностей, и, наконец, закрепление радикальной системы ценностей – демонизация противника.

В настоящее время вовлечение в деструктивные сообщества в соцсетях происходит по укороченной схеме. Объекты вовлечения либо сами приходят в сообщества на основе личностных социально-психологических установок (мода, интересы, проблемы), либо оказываются в зоне внимания кураторов благодаря размещению на своих страницах соответствующего контента (цитаты, мотиваторы и др.), либо приглашаются в сообщества собственными «френдами». Таким образом, после первичного попадания в сообщества молодые люди оказываются уже внутри системного управляемого процесса манипулирования сознанием и поведением.

Именно на это специалистам важно обращать внимание – если  вербовка в радикальные организации носит индивидуальный характер, то главной отличительной чертой деструктивных сообществ является их массовость. Процесс приобретает вирусный характер.

  • Расскажите о тенденциях деятельности деструктивных сообществ. К чему следует быть готовыми?

Интернет-мониторинг деятельности деструктивных сообществ выявил следующие тенденции. Оговорюсь сразу, что речь идет о тенденциях, характерных для второй половины 2017 года. В первую очередь, это создание и популяризация данными сообществами собственной символики с изображением сакральных символов (например, свойственных культуре сатанизма), а также огнестрельного оружия в стилистике террористических исламских организаций.

Каждая группа имеет несколько резервных групп на случай блокировки сообщества, а также группы «поддержки», чаще всего, тематически сходные с основной группой. Соответственно, под «темой» одного сообщества оказывается сразу несколько «братских структур». В названиях сообществ активно используется кодированная символика, что усложняет их выявление. Общая стилистика групп направлена на популяризацию псевдоисламской террористической культуры, о чем свидетельствует как стилистика, так и размещенный в них контент.

Наблюдаются тенденции популяризации групп, содержащих шок-контент, в том числе, и с представителями националистических течений (например, «Белый сектор»), что свидетельствует о возможном всплеске насилия по признаку расовой неприязни с трансляцией издевательств и пыток в онлайн-режиме при поддержке администрации и участников данных групп.

Важно отметить, что все описанные сообщества направлены на молодежь. Вовлекая в них, молодым людям предлагают участие в челледже, в рамках которого они должны подбирать соответствующее музыкальное сопровождение под размещенный шок-контент (убийство, теракт, пытки, взрывы и т.д.). В некоторых сообществах стал популяризироваться информационный контент, где в качестве «палачей» и участников сцен насилия, в роли зачинщиков выступают подростки.

Многие закрытые группы начали усложнять вступление в них, например, утверждая требования сканирования паспортных данных, что может говорить о потенциальных попытках контроля над участником за счет получения доступа к персональным данным.

  • И, конечно, главный вопрос: как бороться с этими явлениями, как обезопасить молодежь?

Описанная активизация деструктивных сообществ в Интернет и их влияние на жизнь общества диктуют новые формы профилактики. Расскажу о своем опыте. В марте прошлого года на базе Центра культурно-религиоведческих исследований, социально-политических технологий и образовательных программ при поддержке Минобразования Челябинской области начал работу проект «Киберлаборатория по вопросам медиабезопасности». Он направлен на аналитическую работу с Интернет-контентом, связанным с идеями экстремисткой и террористической направленности, а также на повышение компетенций по вопросам медиабезопасности у специалистов по Интернет-мониторингу и работе с молодежью. Безусловно, интересен проект самим молодым людям и их родителям.

Одним из направлений работы «Киберлаборатории» является организация  онлайн-курсов для подготовки «киберволонтеров» в молодежной среде. Их деятельность будет направлена на повышение грамотности своих сверстников по проблемам, связанным с деструктивными проявлениями в Интернете (к примеру, знакомство с основными «маркерами» деструктивного поведения, обозначение основных их проявлений и т.д.). Планируется привлечение волонтеров к аналитической работе, в том числе, в рамках учебных практик.

Участие в «Киберлаборатории» позволяет узнать о проблемах, связанных с распространением и функционированием деструктивного Интернет-контента и, следовательно, повышает компетенции участников проекта в сфере медиабезопасности. Поэтому можно с уверенностью сказать, что проект позволяет защититься самому и защитить близких от вредоносного контента. Он учит выявлять и распознавать деструктивность и бороться с ее распространением, проявляя гражданскую позицию. Кроме того, «Киберлаборатория» реально помогает научному сообществу и правоохранительным органам в разработках методик профилактики деструктивных проявлений Интернет-контента.

Участие в проекте возможно как через традиционную форму дистанционного обучения – площадку сайта, так и через аккаунт в социальной сети (https://vk.com/nes74), поскольку в настоящее время соцсети являются наиболее комфортной формой для молодежи средой, в том числе, за счет доступности и индивидуального подхода.

  • Каково Ваше мнение как эксперта: может ли решить проблему «закрытие» Интернета в России и странах Центральной Азии?

Я считаю, не может. Прогресс нельзя остановить, а развитие виртуального пространства – один из главных трендов прогресса евразийского сообщества.  Поэтому я уверена, что невозможно победить деструктивное влияние Интернет-контента на современное общество и, в том числе, на молодое поколение, только путем закрытия деструктивных сообществ. Для контроля и профилактики негативных влияний важно использовать комплексный подход, включающий научно-аналитическую составляющую, постоянный мониторинг тенденций, своевременную трансформацию обучающего контента по вопросам профилактики и выявления данных явлений и механизмов, а также разработку мер, направленных на контрпропаганду. Только путем взаимодействия, организованного совместно с правоохранительными органами, научным сообществом и представителями гражданского общества можно остановить проявления деструктивного влияния в сети «Интернет» на современное общество.

  • Спасибо за интересный разговор!
Рубрика: